Автор Тема: Борис Львович Астауров (1904-1974)  (Прочитано 20 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн zoodb

  • Администратор
  • Зоолог
  • *****
  • Сообщений: 780
  • Репутация: +14/-0
    • Просмотр профиля
Астауров Борис Львович
(1904-1974) русский биолог, генетик

Астауров Борис Львович родился в Москве 27 октября 1904 г. в семье врачей. Его мать, Ольга Андреевна, получила образование за границей, окончив медицинский факультет парижского университета Сорбонна, а отец, Лев Михайлович, сначала учился в Московском университете, а закончил образование в Казани.

В 1921 г. после окончания средней школы Борис поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета и окончил его в 1927 г. Он специализировался по кафедре экспериментальной зоологии, которую возглавлял Н. К. Кольцов, и, как один из лучших студентов, был приглашен к научной работе. С 1924 г. Астауров стал работать в отделе генетики, которым заведовал С. С. Четвериков. Московский университет дал Астаурову основательные и глубокие знания в области биологии, так как лекции читали крупнейшие ученые того времени: биолог и цитолог Н. К. Кольцов, эволюционист А. Н. Северцев и другие. На кафедре Кольцова, Борис Астауров прошел двухгодичный практикум. С самого начала научной деятельности Борис окунулся в творческую атмосферу Института экспериментальной биологии, которую создали директор Н. К. Кольцов, его сотрудники С. С. Четвериков, А. С. Серебровский и другие.

Научная работа Астаурова Бориса Львовича распадается на три периода. Первый из них связан с научной деятельностью в Институте экспериментальной биологии (1924-1929). В 1926 г. была опубликована классическая работа С. С. Четверикова «О некоторых моментах эволюционного процесса с точки зрения современной генетики», положившая основу синтеза генетики с учением Ч. Дарвина. Именно эта работа положила начало развитию эволюционной генетики во всем мире. Четвериков утверждал, что главным поставщиком эволюционных преобразований являются точечные мутации. Если эволюция - это лестница, то ее ступеньки - точечные мутации. Вскоре в предгорья Кавказа выезжает экспедиция учеников Четверикова, среди которых был и Астауров, чтобы доказать это утверждение. Они ловят мух дрозофил. Ученые провели первое экспериментальное изучение Геленджик -ской популяции дрозофил, доказавшее правильность представлений Четверикова о насыщенности в природе скрытых диких видов, находящихся в гетерозиготном состоянии мутаций. После этой экспедиции Борис Астауров стал заниматься проблемой феногенетики, или биологией индивидуального развития.

С 1930 г. начинается второй этап его научной деятельности, который можно назвать ташкентским, так как ученый переезжает в Ташкент и ведет исследовательскую работу в Среднеазиатском научно-исследовательском институте шелководства. Объектом работы на 44 года жизни становится тутовый шелкопряд. Астауров достиг тех результатов, которые позднее стали известны биологам и генетикам всего мира и по праву были оценены как выдающиеся. Круг его работы в Среднеазиатском институте шелководства был очень разнообразен. Борис Астауров был одним из инициаторов и ведущих участников перевода советского шелководства на получение промышленных межпородных гибридов первого поколения. Ранее шелководство основывалось исключительно на разведении чистых пород тутового шелкопряда. Для такой перестройки понадобилось провести в ряде мест многолетние испытания пород и гибридов, способных выдерживать более суровые условия летне-осенних выкормок гусениц шелкопряда.

В ташкентский период, Борис Астауров провел решающие опыты по искусственному партеногенезу (развитию зародыша из неоплодотворенной яйцеклетки) у тутового шелкопряда. Для получения полного партеногенеза у шелкопряда он применил температурную обработку их яиц. Тепловой метод заключался в том, что яйца бабочек выдерживались при температуре 46°С в течение 18 минут с последующим охлаждением. Позже была раскрыта и цитологическая картина температурного партеногенеза. Тем самым был открыт метод произвольного получения особей женского пола и была решена задача, которой безрезультатно занимались в течение сотен лет многие исследователи.

В 1936 г. Борис Львович Астауров переезжает в Москву и вновь работает в Институте экспериментальной биологии в лаборатории механики развития, продолжая заниматься шелководством.

Следующим этапом работы Астаурова явилась разработка методов «мужского» партеногенеза, т. е. андрогенеза, иначе говоря, способов получения особей только мужского пола. Использование самцов в шелководстве имеет большое практическое значение: их коконы дают на 30% шелка больше, чем коконы самок.

Таким образом, оба метода - термический партеногенез и андрогенез - явились принципиально новым решением задачи искусственного получения желаемого пола.

Наряду с температурным методом, андрогенез был достигнут с помощью рентгеновских и гамма-лучей. Оказалось, что при облучении яйцеклеток рентгеновскими лучами дозой 500000 рентген ядро яйцеклетки погибает. Если поврежденную радиацией яйцеклетку тутового шелкопряда оплодотворить нормальными спермиями, то рождаются особи, обладающие только отцовскими признаками.

Исходя из этого, Борис Астауров сформулировал в 1947 г. очень важный общий принцип биологического воздействия ионизирующих излучений, а именно: конечные последствия и прежде всего повреждающий эффект облучений вызываются главным образом первичными необратимыми излучениями в генетических структурах клеточного ядра, первичные же повреждения цитоплазмы являются обратимыми в широком диапазоне доз, а поэтому имеют второстепенное биологическое значение.

Эксперименты по партеногенезу привели Астаурова к проблеме полиплоидии. На основе большого количества экспериментальных данных он высказал ряд соображений о путях эволюционного возникновения партеногенетических полиплоидных форм, а позднее сформулировал и гипотезу о непрямом (через этапы партеногенеза) возникновении в природе полиплоидных видов животных, которые способны к размножению путем обычного скрещивания. Исследования Бориса Астаурова получили высокую оценку научной общественности. В 1958 г. он был избран членом-корреспондентом Академии наук, в 1966 г. - академиком. В 1967 г. по его инициативе был организован Институт биологии развития Академии наук СССР. Астауров был избран его директором и руководил институтом до последних дней своей жизни. Позже Институту биологии развития было присвоено имя Н. К. Кольцова.

Среди большого количества наград у Астаурова была Золотая медаль им. И. И. Мечникова за работы в области экспериментальной генетики и биологии развития.

Астауров Борис Львович скончался в Москве в июне 1974 г. , похоронен на Новодевичьем кладбище.